Monthly Archives: September 2008

Pictures from Exibition

В кружку слёзы я собрал,
     Как милостыню божью –

 По друзьям прошёл,
     И каждый бросил по слезе;

 Кошка хвостиком махнула,
     Кружку уронила –

Человек прошёл –
     Окурок в луже затушил…

Подарили мне кулёк любви –
     Вся в сладкой пудре;

К празднику берёг –
     Попробовать не смел.

 Мышка пробежала,
     Хрумкая зубами –

 Грязный ворох крошек
     Ветер заметал…

Private Life of Words

Слова бежали за ней вдогонку, пытаясь зацепиться за рукав, удержать, не дать уйти, задержать. Целая гурьба слов, маленьких, тёмных, приставучих, тянули к ней руки, дёргая за пальто. Только бы остановить её до того, как она свернёт за угол, где трамвай своим шумом и грохотом переедет маленькие тельца этих привязчвых созданий, изо всех сил пытающихся удержать её в своих цепких руках. Удержать и вернуть назад, в то мгновение, когда она позволяла им забавляться собою. Continue reading

A Date

Она так спешила на свидание, что почти не накрасилась. “Всё равно размажется, когда будем целоваться” – озорная мысль проскочила почти незамеченной. Куртка, лифт, старушки на лавочке, угол дома, и вот он, ждёт, нервно переступая с ноги на ногу. “Кони сытые, бьют копытами” – песня, что ли такая была, пронеслось в голове; а ещё почему-то захотелось подойти и спошлить, спросив, смотря дерзко и вызывающе прямо в глаза: Continue reading

Psycho

Полчаса на автобусе и час на метро в один конец. Да ещё в субботу и к первой паре. Поначалу знакомые удивлялись: “нужны тебе эти копейки за семинарские занятия”, а потом смирились и только изредка подкалывали: “ну, как там твой Ромео-первокурсник?”. Призывая на помощь все свои навыки психолога, она старательно отшучивалась, пытаясь не допустить волны румянца на щеках. На самом деле, первоначально возникший интерес был чисто профессиональным. На его рисунки она обратила внимание сразу, как только они легли на стол кафедры. Continue reading

Doorbells

Один звонок. Стало быть, к соседке. Но ни дети, ни внуки, ни почтальон с пенсией, ни пересыпанные тальком товарки по бриджу, как этого можно было бы ожидать от визитёров старушки, к ней не захаживают. Опять новое лицо. На этот раз женское, молодое. И опять глаза спрятаны. Надо будет послушать новости. Наверняка, кого-нибудь объявят в розыск, а мы больше никогда не встретим в нашем коридоре эту юную посетительницу, испуганно пробегающую под нашими взглядами.
Continue reading

Словоблудие (фу, стыд то какой)

По воскресеньям она не любила целоваться. А он пришёл сегодня, потому что хотелось потрогать. Счастье было завернуто в полотенце, в одной руке расчёска, в другой ножницы.
Они подходили друг к другу всё ближе (“какя подходящая пара” – умилялись старушки, внезапно наполнившие комнату; “какое неподходящее время” – злорадствовал проснувшийся будильник). Она двигалась ему навстречу, как Емеля, лёжа на кровати, а он спешил к ней, прислонившись к косяку двери. Continue reading

Plot

Терпеть больше невозможно. Стремительно распахивая всё, что на ней было, она, растекаясь краской, предоставила ему любоваться её дрожащей от напряжения фигурой, то тут, то там поблескивающей влагой. “Солёная” – отметил он с предвкушением, бросив её на раскалённое ложе. Она заелозила по нему, как по маслу. Можно просто сгореть от этого жара. Он хапал её своими огромными крепкими лопатами, круча и переворачивая со стороны в сторону. Она потекла. Струйки заливались повсюду, то смешиваясь с потом, то застывая в смущённой нерешительности. В дымном угаре, стараясь не выдать жгучую боль, она то шипела сквозь стиснутые зубы, то яростно слизывала брызги слюны, вырывавшиеся откуда-то из клокочущего нутра. Крепко зажав со всех сторон, он внезапно перебросил её с огня на холодный белый фарфор. Упруго подпрыгивая, выгибаясь и дрожа своими бледными формами, подставляя всю себя под его щупальца, стараясь вписаться и отпечататься каждой своей жилкой в его форме, она раздвигалась навстречу блестящему острию, уже окрасившемуся её соками. Она издала последний вздох, он отложил вилку, вытер салфеткой рот и очередной раз удивлённо подумал: “Интересно, ну почему же я так люблю яичницу?”

Mathematics and Fine Arts

Сначала, она считала, сколько раз они переспали. Он запоминал эти дни, стараясь вывести закономерность, раскладывая даты по неприводимым полиномам в полях Галуа. Позже, они стали подсчитывать “соотношение удовлетворения”, деля сумму их оргазмов в день на число раз, когда они кончили вместе. И пока не получалось заветной единицы, они не останавливались. Continue reading

Legs

Сидеть на корточках (да, знаю, что это зэковская привычка) и рисовать ноги прохожих, поплёвывая семечки (ещё раз, пардон за жанр)…


Continue reading

Назло Фету

У меня на глазах раздевалась Осень,
Смывая последние краски. Впрочем,
Объятие рук не заменит шарф;
Слезы, конечно, известный шарм,
Но только дождь обратит вниманье
На мокрый профиль скул в тумане;
Все другие пройдут, протыкая взглядом –
Ангел невидим, когда она рядом,
Шелестя руками по мокрой коже
Джинс, на Осень так сильно похожа.

September, 1st

Забегался, засуетился, замотался так, что вспомнил о начале осени, только посмотрев на календарь. Ничего удивительного – осени в этих краях почти что и не чувствуется. Завтра потепление и нет никакого шанса услышать, как потянет сквозняк, и посеревшее небо выветрит из смятой постели тёплый запах усталости, смешанный с духами. Вечнозелёные листья не вянут, ковриками высаженная трава не жухнет, никто не умирает у тебя на руках, не целует тебя последний раз за сегодня, не исчезает из поля зрения, несясь, сломя голову, на последний автобус. Continue reading