Private Life of Words

Слова бежали за ней вдогонку, пытаясь зацепиться за рукав, удержать, не дать уйти, задержать. Целая гурьба слов, маленьких, тёмных, приставучих, тянули к ней руки, дёргая за пальто. Только бы остановить её до того, как она свернёт за угол, где трамвай своим шумом и грохотом переедет маленькие тельца этих привязчвых созданий, изо всех сил пытающихся удержать её в своих цепких руках. Удержать и вернуть назад, в то мгновение, когда она позволяла им забавляться собою.

Слова застыли в нерешительности, расстерянно озираясь. Цель так близка, что самое короткое из них, какое-нибудь несчастное междометие, легко дотянется. А тогда уж за ним потянутся сочные эпитеты, набегут, брызжа слюной и топая ногами, дёрганные глаголы и вгонят в краску бледные существительные, бесстыдно называя всё своими именами. Но что-то останавливает и не дает сорваться с губ. Ах, неужели это… Она прижалась, закрыв собою рот, небо, вид вокруг и воздух, разгоняя языком те жалкие остатки слов и смысла, который они пытались донести. Изо рта не вырваться!

Слова взгромоздились на него, прижали к небу и, казалось, вот-вот изобьют, ударят под-дых.

Раскрасневшиеся с мороза слова вошли в комнату, сбивая остатки снега в прихожей, ведь никто не стряхнул снежинки на улице, обняв за плечи и притянув к себе. Никто не подумал о том, как красивы и нежны эти хрупкие слова, прячущиеся под кожухом пальто, как они могут призвать, притянуть, прошептать, обнять, обволочь… Медленно раздеваясь, слова прошли в комнату.

“Любит – не любит, плюнет – поцелует, к сердцу прижмёт – к чёрту пошлёт” – машинально произносила она простые слова. Они падали замертво, едва слетев с губ. Слова умирали молча, только взгляды их тускнели, руки, которыми они раньше цеплялись так крепко, безвольно обвисали, и вот уже на полу, у её ног собралась целая куча, курган опавших слов, бездыханных, ненужных, при виде которых вспомнилась другая мантра: “Пока смерть не разлучит нас”. Жизни этим маленьким словам отпущено всего несколько минут, пока церемонемейстер не услышит – больше никому они не нужны, и, стало быть, смерть случается не вдруг, а происходит постоянно, с каждым сказанным словом она всё ближе.

Слова взвились ввысь, изловчились, и, сцепившись за руки и вытянувшись змеёй, набросились, опоясывая её поясом верности. Любовь своими сильными стальными руками сдавливала дыхание, сжимая грудь. Мощный, шкафообразный вечный стыд крепко держал её тело, не давая возможности оглянуться вокруг, заслоняя собой всё живое. Вечная честность долбила по голове, как дятел.

Он сидел в окружении своих слов, притихших, словно щенята, чувствующие досаду хозяина. Ведь совсем немного поиграли, порезвились. Неужели он расстоен их поведением? Наверное, не надо было лезть к той и облизывать её руки. Но ведь она и сама была не прочь поиграть, ерошила загривок и трепала уши.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

19 + 1 =