Uncomfortable

Потерялась, подевалась куда-то. Пропала, исчезла, укралась, не вернулась книга, которую ты мне. По вечерам, сидя так рядом и подогнув одну. Стремительно-ровно-красивую под себя и шелестя. Ресницами, губами, страницами, слюнявя шаловливо-тонкий. Один из десяти, державших. Мои озверевшие восемьдесят килограммолет внизу. Под строгим одеялом, поглаживаемым туда-сюда. Мягко-пуховым взглядом в. Точку экстремума, её же – опоры всех. Архимедш-надежд, кариатид-полиартрит, уже уставших от и застывших в. Бесчувственной верности, ощущаемой похрустыванием суставов. Когда вечно, как на зло, спускаются и приходиться постоянно подтягивать. Немыслимо рвущиеся, потно-плотно-неудобные, никогда-не-бывающие белыми. Носки, купленные по случаю. Поиска деньрожденного подарка другудругому в универсальном. Магазине, крыши которого плавятся от разошедшегося, разогретого, потерявшего всякое терпение. Вечера, вчера стёкшего бронзовой лавой тебе прямо под ноги. Ходящие по проспекту, оборачивающие на себя взгляды. Чужие, но надо спешить, потому что. Ещё и ремень нужен, а то. Разболтавшиеся джинсы так и норовят сползти, защемляя. Неудобную, толстую резинку трусов, которую тут же увидят уставившиеся вокруг. Пьющие соки холодные – суки горячие. Хотя, лучше наоборот, как в журналах, где. В холодных, северных странах тёплый паркет, на нём аккуратная софа, на ней уютная женщина, на ней. Кофта, которая не жмёт, не болтается, читает. Книгу, которую никак. Найти могу не.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

four × 1 =