Насущная иллюзия

Если долго копаться в книгах, то
можно надыбить трёшку – кстати
заложенную меж страниц у станции метро,
там, где герои романа расстались.
Поскольку всю неделю предоставлен себе
(а деньги есть) – можно позвать друзей,
но на эту валюту в данной стране
ни в кабак, ни в кино – только сдать в музей.

Волк отличается тем, что пьёт
от собаки, что, как известно, лакает.
Мужчина, по обыкновению, бьёт.
Женщина – если верить преданью – ласкает.
Больше особых различий нет. Слова напоминают траву,
прорастающую на размоченной промокашке:
«От каждой по способностям – каждой по труду»
(сегодня в борделе у нас “promo-action”).

Последней ночью аритмия бьётся в стекло
очков, взгляд дрожит 120 в минуту;
срок мотылихи ближе к утру истёк, но
рядом с больным виском жужжит: «не забуду –
в квартире, где по стенам растут цветы
плесени, раздвинь свою комнату, обдери обои,
вымаж стены сгущёнкой – (один/сей)час с тобою
вписан в потолок паутин кватроченто – ты
в квадрате рук, обрамляя грудь,
слизывая горечь с подушки края,
влагая в желанье извечный труд,
собою мои прихоти повторяя».

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

sixteen − four =